История рода Алафузос с острова Санторини


Отличительной особенностью Эгейского моря является россыпь островов известных как Северо-Эгейские острова, Саронические острова, Спорады, Киклады и Крит. Относительно небольшие расстояния между островами сделали их своеобразным мостом между Европой и Азией, позволявшим мореходам плавать не вдоль берега, как это обычно делалось в глубокой древности, а от острова до острова. Впоследствии наиболее крупные из них и пригодные для жизни были заселены, дав начало зарождению эгейской цивилизации – прародительницы Древней Греции.

В Древней Греции острова сыграли важную роль в стратегии и экономике, о чём свидетельствует жёсткое соперничество между Афинами и Спартой. На протяжении последующих веков, во времена Древнего Рима, Византии, Арабов, Генуэзцев, Венецианцев, Османской империи острова сохранили свой статус-кво морского торгового узла, но значимость этой роли определялась геополитической ситуацией.

История и культура островов сохранила следы каждой эпохи. Одной из самых впечатляющих среди них была эпоха венецианского господства, которая началась с первой половины 13 в. Она напрямик связана с событиями четвёртого крестового похода. Латиняне не только захватили острова, но и активно их заселяли, став привилегированной частью островного населения.

После активного укоренения Османской империи на европейском континенте и установления её господства на Средиземном море в период 16-17 вв., начинается постепенная ассимиляция латинян, которая практически полностью завершается ко второй половине 18го в., в эпоху зарождения греческой освободительной идеи.

Об этом свидетельствует летопись Антония Тривана (Antonio Trivan)[1], в которой сохранилась перепись населения[2], проведённая на Крите в 1644 г. – за год до вторжения османов. В ней приводятся два списка жителей трёх крупных городов: Хандака, Ханья и Ретимно. В первом списке представлена венецианская знать (Nobili Veneti), а во втором – критская (Nobili Cretensi). К ним принадлежит и семья Алафузос. Среди имён венецианской знати указывается имя Aleffuso[3], в то время как в списке критской знати имя Alefuso[4]. Во втором списке помимо имён указывается место, откуда происходит семья или сословие. Согласно переписи, семья Alefuso, принадлежавшая к критской знати, имеет итальянское происхождение (Italian)[5], о чём свидетельствуют и итальянские имена – Перос,  Джуанес Франческо.

А первое документальное упоминание об Алафузосах встречается на век раньше, оно датировано 1538 годом. Речь идёт о купчей, сохранившейся в нотариальных архивах острова Наксос[6], где некий mastro Перулис Алефузос выступает в качестве свидетеля[7]. В том же архиве сохранился ещё один документ, о приданом, составленный в 1539 г., где некий сир Перо Алефузос выступает в качестве благонадёжного свидетеля[8].

По-видимому, в обоих документах упоминается одно и то же лицо. Это подтверждается ещё одним документом, брачным контрактом, составленным в 1554 г. на острове Санторини в Пано Мерия[9], где всё тот же Перос Алефузос является свидетелем наряду с неким Иоаннисом Алефузосом.

В 1579 г., после завоевания Герцогства Архипелага османами, начинается постепенная трансформация фамилии: буква е заменяется буквой а – фамилия Алефузос начинает писаться как Алафузос. Об этом свидетельствует купчая на дом, сохранившаяся в нотариальном архиве Наксоса. В этом документе некий Джуанне Франческо Алефузос выступает в качестве свидетеля. В документе имя этого человека фигурирует три раза:

  1. Джуане Алефузос (написано составителем документа),
  2. Франческо Алафузос (написано составителем документа),
  3. Джуанне Франческо Алефузос (написано подписантом собственноручно)[10].

В более поздних, известных нам документах, фамилия больше не пишется Алефузос – оно приобретает своё современное написание – Алафузос.

До начала 18го в. другой информации о роде деятельности Алафузосов пока нет. В известных нам документах они фигурируют в качестве свидетелей и упоминаются в тех или иных списках.

Следующим документом, проливающим свет на дальнейшую судьбу рода Алафузос с Санторини, является рапорт за 1728 г. Рапорт подан на имя католического епископа Санторини Алоизия Гуарки. В нём говорилось, что судно Антониса Алафузоса, перевозившее 26 человек и их товары[11], подверглось пиратскому нападению со стороны капитана Матиоса Киолиса, чьё судно ходило под испанским флагом. Общий причинённый ущерб был оценён в 888 пиастров[12]. По тем временам, судно Антониса Алафузоса считалось водоизмещением внушительных размеров[13]. Напрашивается вывод, что морской промысел был, хорошо известным им, их семейным делом.

Кроме того, данное событие показывает, что с начала 18го в. на островах Эгейского моря начал складываться греческий капитал. Его основой стал торговый флот. После русско-турецкой войны 1768-1774 гг. и подписания Кючук-Кайнарджийского мирного договора, давшего право прохода судам через проливы – под российским флагом, капитал устремился в новообретённые южные владения Российской империи.

О высоком положении в обществе членов семьи Алафузос свидетельствует список под названием «Ромеи[14] и Латиняне[15] епископы, канцлеры, управляющие и старейшины Санторини в 1797 г.»[16]. Среди лиц, представляющих район Апаномерия, указаны старейшины[17]: Антонис Алафузос и Димитриос Алафузос. Необходимо упомянуть, что в период османского владычества старейшины являлись представителями народа в османском государственном аппарате. Эта должность была выборной на срок – один год. В обязательства старейшин входили: сбор налогов, сохранение правопорядка, разрешение конфликтных ситуаций в обществе.

В 1821 г. на Пелопоннесе вспыхнула борьба за национальную независимость, в ней активно принимали участие островные греки. Санторини не стал исключением. Об этом свидетельствует протокол клятвы датированный 6-м июня 1823 г.

В протоколе описывается собрание старейшин острова Санторини, поклявшихся именем Святой Троицы и Священного Отечества сохранить приверженность общему делу освобождения от османского ига. Среди двадцати представителей народа, подписавших клятву был, Николаос Алафузос[18].

Греки невосполнимыми потерями расплачивались за свою независимость. Османские войска не только воевали с освободительной армией, но и систематически устраивали карательные операции против населения: женщин, детей, стариков. К концу освободительной войны появилось много сирот, для спасения которых были организованны детские приюты. Общество брало на себя их содержание. Остров Санторини не стал исключением. В списке жертвователей детскому приюту, среди прочих граждан, числятся Эммануил Алафузос и Заннос Алафузос[19]. Это свидетельство того, что члены семей Алафузос активно участвовали не только в политике и торговле, но и в благотворительности.

Но мечта греков о свободе, за которую они так долго и ожесточённо боролись, воспринималась правителями европейских держав как угроза их режимам – угроза безопасности и стабильности в Европе. Ни Россия, ни Австрия с Великобританией не желали ослабления Османской империи. Идея общебалканского восстания, опирающегося на военную помощь России, оказалась не реальной мечтой.

6 июля 1827 г. Англией, Францией и Россией была подписана Лондонская Конвенция[20], которая предусматривала предоставление автономии Греческому княжеству с сохранением общего руководства со стороны Османской империи.

Греческое государство, доведённое до крайней степени нищеты десятилетним периодом внешних и внутренних войн, представляло из себя поле битвы: города и сёла лежали в руинах., тысячи беженцев, калек, шайки вооружённых разбойников бродили по дорогам и горам в поисках пропитания и убежища. Не наблюдалось подъёма уровня жизни. Промышленности как таковой не существовало. Торговый флот, процветающий в военное время, пришёл в упадок. Всё это вместе привело к массовой эмиграции: греки стали покидать родину.

В 1827 г. с острова Санторини в Россию, в Ставрополь, уехал и Иоаннис Антониос Алафузос. В России его именовали Иваном Антоновичем Алафузовым. Он дал начало роду Алафузовых в Российской империи.

Активная деятельность членов семей Алафузовых приходится на вторую половину 19го в.  В Российской империи ширится дело Ивана Ивановича Алафузова, сына Ивана Антоновича Алафузова, в то время как в Греции, в 1862 г., Сигурас Алафузос избирается депутатом в греческий парламент от острова Санторини. Спустя десять лет, в 1872 г., Николаос Алафузос повторит успех своего предшественника[21].

С развитием греческого государства члены семей Алафузос проявляют себя в самых разных сферах. Среди них: адвокаты, нотариусы, врачи, учителя, инженеры, фабриканты, художники, журналисты. Особенно отличился Аристидис Алафузос. Сын судовладельца, он активно занимался бизнесом, продолжил дело отца., инженер по специальности – имел интересы в крупной строительной компании. Широкие интересы в бизнесе привели к образованию Alafouzos Group, которая в 1988 г. покупает газету Kathimerini и активно входит в медиа бизнес. Для расширения своих позиции в медиа пространстве с 1989 г. в актив компании входят радио станции SΚΑΙ 100.3, Red и Melodia. С целью окончательно закрепиться в сфере средств массовой информации и занять лидирующие позиции с апреля 2006 г. Alafouzos Group запускает пробное восьмичасовое вещание телевизионного канала SΚΑΙ, но уже в сентября того же года канал переходит в режим полноценного вещания.

Молодое поколение Алафузовых продолжает дело своих предков, активно участвуя во всех сферах жизни греческого общества.

 

Агафангел Сергеевич Гюрджиев, историк.

Апрель – Май 2013 г.


[1] Racconto di varie cose sucesse nel Regno di Candia, dell’anno 1182 che si sono ribellati dalla devotione all’ Imperio Greco, sino 1′ anno 1669 che resto al poter dell Imperio Ottomano, formato dal Signor Antonio Trivan, publico Nodaro Ducale

[2] I.M. Manousaka., I para Trivan apografi tis Kritis (1644) kai o dithen katalogos ton kritikon oikon Kerkyras, Kritika Chronika, t. G, 1949, pp. 45-59

[3] I.M. Manousaka., там же, p. 45

[4] I.M. Manousaka., там же, p. 52

[5] В противопоставлении остальным латинянам, у знатных венецианцев особо указывается их благородное венецианское происхождение (da Nobili Veneti)

[6] В период 1207-1579 гг. Наксос являлся административным центром Герцогства Архипелага в состав, которого входил остров Санторини.

[7] I.T. Visvizi, Naxiaka notariaka eggrafa ton teleutaion chronon tou Doukatou tou Aigaiou (1538-1577), Epetiris, tou archiou tis istorias tou ellinikou dikaiou, t.4, Athens, 1951, p. 23

[8] I.T. Visvizi, там же, p. 42

[9] Пано Мерия, Апаномерия, Эпаномерия – исторические названия населённого пункта Ойя острова Санторини.

[10] Antonios Katsouros., Naxiaka dikaiopraktika eggrafa tou 16 aionos, Epetiris tou mesaionikou archiou, Akadimia Athinon, 1955, t.5, p. 73

[11] Alexandra Krantonelli, Elliniki peirateia kai koursos, Estia, 1998, p. 73

[12] Alexandra Krantonelli, там же, p. 33

[13] Alexandra Krantonelli, там же, p. 65

[14] До образования современного греческого государства (1831) греческое население Османской империи сохраняло этноним Ромиос (перевод с греческого – Римлянин), происходившее от официального названия Византии, которым было де-факто и де-юре Римская империя. Начиная со второй половины 15 в. этноним Ромиос отождествлялся как православный, грек. До сих пор потомки греков, вышедших из Понта в период 18-19 вв., в общении на своих родных диалектах называют себя Ромеями.

[15] Латинянами греки называли католиков.

[16] Fil.I. Katsipis., Sfragis tis Koinotitos ton Romaion tis nisou Santorinis 1821, Athens, 1961, p. 29

[17] I.Th. Papamanolis., I nisos Thera = Santorini, 1932, p. 320

[18] M.Ant. Danezis., Santorini 1939-1940, 1971, p. 95

[19] I.Th. Papamanolis., там же, p. 117

[20] Гудкина И.Г., Греческий вопрос и дипломатия европейских держав в 1821-1822 гг. \\ Учёные записки ЛГУ. т.130. Л., 1951 г., Фадеев А.В., Россия и Восточный кризис 20-х годов 19 в. М., 1958. С. 169-171

[21] L.E. Mpisti, Epetiris Etairias Kykladikon Meleton, t.5, 1966, pp. 588-589


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *