Роль греков в истории России


Агафангел Гюрджиев

историк, исполнительный директор Фонда Греческих Исследований

 

Духовный фундамент – Крещение Руси

На каждой конференции, посвящённой российско-греческой тематике, много говорится о роли, которую сыграли греки в судьбе России. Думая над вопросом – так какая же это роль, я разработал концепцию, согласно которой, Россия как государство стоит на 4-ёх пилонах: Православие, Политика, Идеология и Просвещение.

Анализируя процесс формирования каждого из них, мы увидим роль и значение греков в истории России. Именно анализ самым лучшим образом представит роль и значение греков в истории России.

 

Православие является первым и основным пилоном.

В тот день, когда князь Олег прибил свой щит на врата Константинополя, была открыта новая страница в истории Руси, теснейшим образом связанная с Византией, культурное и политическое наследие которой предопределили великое будущее России.

Хорошо известно, что прежде чем крестить Русь, Владимир устроил «испытание вер», пригласив на него представителей разных конфессий. После этого испытания он направил своих посланников в столицы государств, откуда прибыли эти представители.

Разумеется, что те посланники, которые прибыли в Константинополь, в самый большой и богатый город того времени, войдя в храм Св. Софии, представлявший собой вершину архитектурного и художественного искусства, и приняв участие в службе, являвшейся вершиной музыкального искусства, остались под сильнейшим впечатлением, которое они передали следующими словами: «Не ведали, где мы есть – на небе или на земле»[1].

Но исходя из того, что Владимир был прежде всего политиком, помимо этих факторов, несомненно он руководствовался более практичными соображениями. В Византии он видел могущественную, большую и богатую державу, и именно таким он хотел видеть будущее своего государства. И надо отдать ему должное, это самое дальновидное решение, принятое когда-либо в истории России. На мой взгляд из всех исторических личностей российской истории, он без сомнений является самой выдающейся.

Так не прошло и века, как щит, прибитый Олегом, обернулся Крестом Владимира. И если тогда перед Византией стоял враг, от которого она откупилась золотом, то через век она уже обрела в лице Руси духовное дитя и нарекла ей имя «Росия». Само имя «Россия» –  именно в этой, греческой (византийской) форме, впервые документально запечатлено в середине X века в сочинении императора Константина VII Багрянородного, деда великой княгини Анны, жены Владимира Крестителя[2].

Ромеям, то есть грекам, предстояло привить России тысячелетний опыт имперского государственного домостроя. Так был заложен духовный фундамент российского государства, в возведении которого, приняли главную роль, вплоть до начала монгольского периода, греки митрополиты русской церкви.

Вплоть до обретения автокефалии (1448 г.) русская церковь являлась митрополией Вселенской Патриархии, и большинство митрополитов Киевских и всея Руси того периода были греками. Киевский митрополит всегда избирался или, по крайней мере, утверждался в Константинополе. Из двадцати трех митрополитов Киевских, имена которых упоминаются в летописях домонгольского периода, семнадцать были греками.

Чтобы понять почему для Вселенской патриархии вопрос назначения Киевского митрополита имел крайне важное значение, мы проведем параллель с событием, которое раскололо русскую церковь.

В 1448 году, то есть за 5 лет до падения Константинополя, ввиду ослабления Вселенской патриархии, Русская церковь обрела автокефалию. Разумеется, что после падения Константинополя влияние Вселенской патриархии на РЦ ещё более уменьшилось.

Всего за два века, автономного развития русской церкви между ней и греческой церковью образовались значительные расхождения, для устранения которых в 1654 г. Патриарх Никон предпринял реформу, которая спровоцировала раскол в русской церкви.

Представьте себе, если бы с самого начала Крещения Руси митрополитами были бы не греки. Без сомнений Христианство на Руси приняло был другие формы и течения, отличные от Православия. В этом случае, как Вы понимаете, никакой речи о приезде на Русь Максима Грека, Софии Палеолог и других греков быть не могло, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Деятельность митрополитов затрагивала важнейшие стороны культурной, общественной и политической жизни Руси. Помимо сохранения православия греки-митрополиты, наученные горьким опытом Византии, ставили своей задачей сохранение внутреннего мира между русскими князьями, что являлось гарантией сохранения государства. Если первое им удалось, то второе – нет, в виду вступления Древней Руси в период феодальной раздробленности.

Так церковь и греческая вера, как вплоть до 19 века называли в России православие, стали той благодатной почвой, на которой под прямым византийским влиянием, и при участии греков-митрополитов, начала развиваться русская письменность и иконопись, давшие впоследствии великие произведения и имена.

 

Политический и идеологический фундамент – София Полеолог

Вторым и третьим пилонами стали Политика и Идеология. Без этих двух пилонов невозможно формирование великой державы. Процесс их формирования приходится на период становление Москвы как нового центра Руси, политика которой была нацелена на собирание русских земель, что разумеется стало началом формирования централизованной политической системы.

Определяющим этапом в этом процессе стала женитьба Ивана III (1440-1505)  на Софии Палеолог (1455-1503). Приехав в Москву, она с собой привезла в качестве приданного, один из главных символов государственности и величия, герб Римской империи, которая погибнув, должна была возродиться.

О том, на сколько велико было влияние Софии на политическую жизнь, указывают воспоминания её современников. Так, опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша русская жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце – царского рода, а по матери – великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил».., «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает»[3].

Брак Софии с Иоанном III имел важное влияние на форму Московского государства и на всю внешнюю обстановку власти государей[4]: в Москве появилось царское величие, византийский герб, венчание на царство, придворный этикет и придворные чины (Бестужев-Рюмин). С того времени идеал римских цезарей носился перед взором московского князя и дал окончательную отделку форме русского самовластия (Забелин).

Так был заложен политический и идеологический фундаменты российского государства, которые в сочетании с духовным образовали триаду российской государственности и трансформировались в теорию Москва – третий Рим.

 

Просвещение ­– братья Лихуды

Следующим важным этапом в формировании российского государства стало развитие просвещения. В 1682 году царь Фёдор III (1661-1682) и Патриарх Иоаким (1621-1690), отправили письмо Патриарху Иерусалимскому Досифею II (1641-1707), в котором просили прислать в Москву испытанных в православии и учении наставников[5].

Патриарх Досифей II с радостью воспринял желание царя открыть греческую академию. Между тем планы Фёдора создать академию стали известны в Западной Европе, и ко двору начали приходить ученные из Польши. Но осторожный царь не хотел поручить столь ответственное дело даже своим учёным из юго-западных областей. Фёдор опасался, не заражены ли они духом унии и пожелал взять наставников для Академии от Вселенских патриархов[6].

То насколько обоснованы были опасения царя Федора, можно судить по тому, что случилось на Украине, когда буквально за 25 лет новая система просвещения сформировала абсолютно новые взгляды на историю и более того, на то, как должно выстраиваться будущее.

Так, братья Лихуды были призваны Патриархом Досифеем II и направлены в Москву. Они стали первыми преподавателями Академии, которая начала создаваться, и приложили все свои знания и силы к организации в Московском царстве первого высшего учебного заведения, ставшего альма-матер всей системы высшего образования России.

Таким образом, братья Лихуды приняли прямое участие в закладке фундамента просвещения российского государства.

 

Анализируя вышеупомянутые ключевые события российской истории, мною была сформулирована концепция, согласно которой, четыре столпа российской государственности – Религия, Идеология, Политика и Просвещение – на которых стоит Россия были заложены при непосредственном участии греков.

Как вы обратили внимание, процесс каждый раз начинался с того, что правитель России осознавал необходимость перемен, принимал решение воплотить их в жизнь и для реализации своих планов призывал греков. У этих реформ естественно были как сторонники, так и противники.

Чтобы понять степень важности участия греков в построении российского государства, необходимо заметить, что Россия не является первой и единственной славянской державой, которая заявила о себе, как о самостоятельной силе в Европе.

До России таковой являлась Великая Моравия (822-907) куда были призваны братья Кирилл и Мефодий князем Великой Моравии Ростиславом (?-870) для того, чтобы создать славянскую письменность и перевести священное писание.

Затем на исторической арене появляется Древняя Русь, которая после крещения вошла в сферу духовного и политического влияния Византии. Но несмотря на это, Древняя Русь продолжала оставаться децентрализованным государством в следствии чего русские княжества одно за другим были покорены монголами и оказались под многовековым игом.

Далее, в начале 14-го века на европейской политической арене о себе заявляет объединенное Польское королевство, которое после объединения в середине 16-го века с Великим княжеством Литовским, образовали Речь Посполиту, ставшей крупнейшим европейским государством.

Общей чертой вышеперечисленных государств являлось отсутствие одного или нескольких из 4-ёх упомянутых столпов, в следствии чего они не могли преодолеть определённый порог политического развитья. Кроме того, их политическая система, в общих чертах соответствовала западноевропейской модели той эпохи. Её основной были государственные образования, которые на протяжении всей своей истории старались сохранять различные уровни независимости. Результатом этого являлся неминуемый распад и потеря государственности.

Решающим же фактором возрождения русского государства стало сохранение Православия и преемство идеологии и политической системы Византии. В свою очередь система просвещения, заложенная братьями Лихудами обеспечила социальный и технологический прогресс.

То, насколько это важно, хорошо видно по судьбе, постигшей Османскую империю. У неё были три вышеупомянутых столпа – Религия, Идеология и Политика – но не было Просвещения, которое обеспечила бы социальное и технологическое развитие государства, что привело в итоге к закату, распаду и утрате роли мировой державы.

Именно отсутствием вышеперечисленных факторов объясняется, то что ни одно другое славянское государство не смогло развиться до уровня мощной империи, каковой стала Россия.

Необходимо заметить, что византийская идеология имеет мощный ресурс самосохранения и самовоспроизводства. Это можно наблюдать, как в истории Византии, которая после завоевания крестоносцами заново возродилась, так и на примере России, которая сумела возродится после монгольского ига, периода смуты, революций 1917 года и наконец после распада СССР.

Одним из примечательных исторических примеров срабатывания механизма самозащиты этой идеологии, является попытка латинизации русского языка.

Среди многих грандиозных и коренных реформ, затеянных большевиками, была и языковая реформа. Так в 1920-ые годы сначала на латиницу перевели все языки мусульманских и буддистских народов СССР и тех, кто ранее не имел своей письменности. Под латинизацию даже попали якутский язык и язык коми, до этого пользовавшиеся кириллицей. Далее планировалось перевести на латиницу и русский язык. Автором проекта по переводу русского языка на латиницу был известный советский языковед Николай Яковлев, который несмотря на дворянское происхождение, горячо принял советскую власть и искренне верил в ее идеалы. Яковлев руководил Технографической комиссией при Всесоюзном центральном комитете нового алфавита (ВЦКНА), существовавшем в 1925-1937. Горячим сторонником продвижения этой идеи был нарком просвещения Луначарский. Основным лейтмотивом перехода на латиницу был полный разрыв с Православием, так же, считалось что латиница будет способствовать продвижению идеи мировой революции на всех континентах.

Но с приходом к реальной власти в стране Сталина и разгрома левой оппозиции и сторонников Троцкого резко усилилась роль государства, в котором преобладающим языком был русский. Это привело к усилению роли русского языка, важнейшим атрибутом которого была кириллица[7].

При всей живучести этой идеологии необходимо заметить, что если одна из её четырех констант – православие, идеология, политика, просвещение – отпадает, то это ведет к неминуемой катастрофе.

 

Малоизвестные факты российской истории, связанные с греками

Далее, мне бы хотелось рассказать о малоизвестных, но очень интересных и важных эпизодах истории взаимоотношений греков с Россией.

Падение Константинополя пришлось на окончательное освобождение Руси от власти ордынских ханов. Выражаясь образно – погиб родитель, но восстало дитя. Россия крепла, развивалась, становясь, всё сильней и могущественней. Духовная близость и поддержка, которую греки имели, в лице России породили надежду и глубокую веру в то, что освобождение придёт от русского царя.

Атмосфера ожидания освобождения с помощью православных братьев – русских, разделяемого всеми греками, отразилось в народном творчестве, в литературе, в исторических хрониках и религиозных апокрифах.

Идея христианского крестового похода ради спасения и восстановления Византии была открыто высказана греками уже во время правления Ивана Грозного. При Петре Ι надежды греков начали обретать предпосылки, а уже при Екатерине II надежда стала геополитическим проектом широко известным под названием «Греческий проект». В этот решающий исторический период в глазах греков Россия обладала большим очарованием[8].

 

Архипелагская экспедиция

К середине 18-го века на Ионических островах и в Мореи сформировалась русская партия, видевшая освобождение Греции при помощи военной мощи России. Именно этим объясняется тот факт, что греки приняли самое активное участие в Архипелагских экспедициях русского флота, плечом к плечу сражаясь с русскими против османов.

Восстание греков Мореи в 1770 году повлекло жестокие карательные меры со стороны османских властей, повлекшие переселение греков, сторонников русской партии, вместе со своими семьями в Крым.

Царское правительство всячески способствовало переселению греков на черноморское побережье. На новых территориях они активно стали обживаться, внося большой вклад в экономическое развитии городов северного Причерноморья и развитие Черноморского флота.

Особо стоит отметить греческий пехотный полк, расквартированный в Балаклаве со своими семьями. Высочайшим повелением от 18 февраля 1784 года предписывалось: «Балаклаву исправя, как она есть, содержать её поселенным тут греческим войском»[9]. В его обязанности входило патрулирование таврического побережья от Севастополя до Феодосии.

 

Дипломатия – граф Иоанн Каподистрия

С приездом Софии Палеолог, на русской службе начали появляться греки-дипломаты, такие как династия Траханиотов и другие… Но самым блестящим среди греков, состоявших на государственной службе, был граф Иоанн Каподистрия, которого выдающийся историк, Николай Карамзин называл «умнейшим человеком нашего двора»[10].

Граф Каподистрия, в отличие от своих западных коллег, руководствовался в дипломатии не лицемерием и ложью, а благородством и принципами гуманизма. Стоит отметить, что после разгрома наполеоновской Франции, стал вопрос о политическом обустройстве Европы. Свои взгляды в этом вопросе, Каподистрия воплотил, будучи посланным Александром I в Швейцарию, для организации её государственности. По этому же принципу он видел организацию новой объединённой Европы. Но Европа не услышала просвещённого грека. Понадобилось две великие войны и страшное количество человеческих жертв, чтобы Европа начала объединяться.

Помимо того, что Граф Каподистрия был искусным дипломатом, он был тонким почитателем искусств и особенно благоволил восходящей звезде великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Когда над головой поэта, по случаю донесения на оду «Вольность», стали сгущаться тучи и император Александр приговорил сослать молодого поэта в Сибирь, «два мужа твердых, благородных» Каподистрия и Карамзин дерзнули доказать «всю жестокость наказания и умолить о смягчении его»[11].

В своем письме генералу Инзову, подписанном Александром I, Каподистрия пишет: «Удалив его на некоторое время из Петербурга, доставив ему занятие и окружив его добрыми примерами, можно сделать из него прекрасного слугу государства или, по крайней мере, писателя первой величины… Соблаговолите просветить его неопытность». И подпись Александра I: «Быть по сему»[12]. Таким образом, пользуясь глубоким уважением императора Александра I, за свою порядочность и добродетели, Каподистрия спас «наше всё» – как говорил о Пушкине русский поэт Аполлон Григорьев.

Современники оценили хорошее расположение Каподистрии к Пушкину. Пушкинист Черейский, писал следующее по этому поводу: «Слава великого подвижника лучами своими сольется со славою великого нашего поэта, как все святое, выспреннее сочетается с изящным»[13].

Вследствие разногласий по внешнеполитическим вопросам с императором Александром I, граф Каподистрия был отстранён от своей должности. Министром иностранных дел был назначен граф Ниссельроде, внешнеполитическая линия которого привела к полной дипломатической изоляции России в канун Восточной (Крымской) войны 1853-1856 гг.

 

Крымская война — оборона Севастополя.

Крымская война стала одной из самых драматических и героических страниц русской истории.

Широко известна цитата Александра III: «Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас». Однако греческий историк П. Каролидис подчеркнул, что Россия, начав Крымскую войну «не имела ни одного союзника, кроме маленькой Греции, не Греческого королевства, а народа эллинов по всему миру и в особенности Греческого королевства»[14].

В 1854 году по инициативе офицеров греческой армии из греческих добровольцев, был создан Греческий Императора Николая I легион волонтёров, на знамени которого было начертано на греческом языке «Православие»[15]. Греческий легион начал действовать на Дунае. С началом боевых действий он в числе первых форсировал Дунай. Позже был переброшен в Крым и принял участие в сражении у Евпатории и героической обороне Севастополя, где навеки вписал свое имя в историю боевой славы России и Греции.

После окончания войны, часть волонтёров поселилась у Мариуполя. В 1864 году отставной полковник Аристид Хрисовери обратился с прошением к Российским властям о сооружении памятника грекам, павшим в Крымской войне[16]. Проект памятника, разработанный Н. Морганом, был рассмотрен и одобрен лично Императором Александром ΙΙ. Но тогда памятник не удалось установить. Проект был реализован только спустя полтора века.

В 2016 году в рамках перекрестного года России и Греции при участии Министерства культуры России, Благотворительного фонда И. Саввиди, РВИО и Фонда греческих исследований в Севастополе, на Историческом бульваре, на месте где держал оборону Греческий легион императора Николая I, был установлен замечательный памятник.

Вот так, не будучи, подданными России, греки собрались со всех концов на защиту Православной России.

 

Россия – народы России

Есть две основные причины переселения народов в Россию, первая связанна с экономическими и карьерными перспективами, а вторая имеет непосредственное отношение со спасением жизни и сохранением их самобытности.

Но у греков была ещё одна причина, имеющая глубокие корни. Речь, конечно же, идёт о Православии, но не только в его духовном воплощении в образе веры, но и в практическом, в образе государства. Из этих корней произросла государствообразующая идея «Москва – Третий Рим».

 

***

В связи с этим приведу два весьма интересных примера.

Российский дипломат и писатель Александр Стурдза,[17] говорил о себе так: «Сын эмигрантов, я совершенно не знаю своей родины и связан с нею лишь памятью о родителях. Моя истинная страна – Россия; все притягивает меня к ней: религия, чувство долга, привычки и само мое сердце».

Простой фельдфебель, георгиевский кавалер грек Илья Церахто, много повидавший и много переживший в годы Первой мировой и Гражданской войн, испытавший все прелести коллективизации, арестов и лагерей, живя в вынужденной эмиграции в США, оставил такие проникновенные строки о России: «Любовь к Родине – это прежде всего любовь к ее прошлому. А что у меня в прошлом? Я – грек, родившийся в России через несколько колен после переселения греков из Крыма на северный берег Азовского моря. Греции я не знаю. Трапездну в Турции не знаю. Но я верю в Бога и к Богу во двери проложенные я должен прийти духовно подготовленный. Я горжусь Россией и люблю Россию, которая меня воспитала, ибо без любви жизнь мертва. Я люблю русский народ и его обычаи. Я хочу быть Русским. Я и есть Русский…»[18].

***

В обоих случаях мы видим, что авторы в первую очередь акцентирую внимание на религии. Именно православие стало тем фактором, который способствовал духовному единению греков с Россией.

Таким образом из равенства Москва = Рим, вытекает другое закономерное равенство Русский = Римлянин.

Но ведь всем известно, что римлян давно нет? Объяснение этому кроется в том, что вплоть до освобождения от османского ига, греки себя называли Ромеями, что с греческого переводится Римлянин, отождествляя себя с Римской империей, которая нам известна как Византия.

 Это факт, но до сих пор есть греки, которые на языке своего общения называет себя римлянами. Речь идёт о причерноморских греках, будь то греки эллинофоны, называющие себя Ромеями, будь то греки тюркофоны, называющие себя Румами. Как «Ромей», так и «Рум» обозначают Римлянин.

Именно этим фактором объясняется очарование греков к России. В ней они, будучи прямыми наследниками Римской империи, видят потерянный и возрождённый «Рим».

Когда греки приезжали в Россию, они подсознательно, прежде всего, приезжали строить «Идеальный Рим». Все вышеприведённые примеры греков в истории России имеют эту мотивацию.

Потому, что, нет другого настолько «греческого» государства, как Россия. Посмотрите, герб России – греческий, название страны – греческое, религия – греческая, политика и идеология – греческие, алфавит – греческий. И все это не в ущерб, а во благо России.

Здесь хотелось бы акцентировать внимание на том, что за двухсотлетнюю историю взаимоотношений России и Греции, наши страны не были противниками на полях сражений, а народы не воевали друг против друга.

И несмотря на то, что фактически сразу после обретения независимости Греция попала под влияние Великобритании, а уже в новейший период истории стала членом НАТО и ЕС, греки положительно настроены к России и её народу.

Об этом красноречиво свидетельствует опрос, проведенный исследовательским центром Pew Global[19], согласно которому:

64% опрошенных греков положительно относятся к России

50% доверяют внешней политике Президента России Путина,

что в 2,5 раза превышает процент доверия по отношению к Трампу.

Данный опрос самым ярким образом отражает отношение греческого общества по отношению к России и с уверенностью можно сказать, что он отражает не только сегодняшний день. Но, как обстоят дела во взаимоотношениях между Грецией и Россией на политическом уровне?

 

Выше уже упоминалась, что Греция сразу после обретения независимости попала в сферу влияния Великобритании. По этому случаю примечательно высказывание английского посланника в Афинах, сэра Эдмунда Лайонса обозначившего место и будущее молодого греческого государства, следующими словами: «Греция, как по-настоящему независимое государство – это абсурд. Греция будет или русской, или английской. А так, как она не должна быть русской, то вынужденно будет английской»[20].

Здесь необходимо подчеркнуть, что высказывание Лайонса является не просто позицией частного лица, но внешнеполитической доктриной Англии, которая проявила себя повторно в период ВМВ, когда во время переговоров со Сталиным, Черчилль заявил: «что касается Греции, то у британского правительства имеется боль­шая заинтересованность в этой стране. Британское Правительст­во надеется, что Англии будет разрешено иметь решающее право голоса в греческих делах»[21]. Внешняя политика Англии являлась первым фактор влиявшим на отношения Греции и России.

Вторым, не менее важным фактором стала идеология Панславизма, сыгравшая весьма существенную роль как во внешней, так и во внутренней политике России.

 

Роль идеологии в истории России – Византия, Панславизм, Коммунизм

Попробуем разобраться, так каким же было это влияние.

В истории России идеология занимает крайне важное место. Среди них выделяются византийская идеология, панславизм и коммунизм.

Процесс формирования российского государства под влиянием византийской идеологии завершился при Петре Первом. Взойдя на престол, Петр венчался титулом Государя, Царя и Великого Князя всея Руси, а уже в зените своего правления принял от сената титул Императора и Самодержца Всероссийского[22], тем самым ознаменовав создание Российской империи.

Последующее развитие Российской империи было стремительным – благодаря тому, что она вобрала в себя такие признаки, своего римского прообраза, как активная территориальная экспансия, непрямое престолонаследие, продвижение по карьерной лестнице за счет личных качеств, вне зависимости от происхождения и веры, массовое привлечение иностранных специалистов всех категорий, терпимость к иноверцам итд…

 

Панславизм

Степень этого развития достигла такой стадии, что французская культура стала культурой российской аристократии. Но вторжение Наполеона в Россию – Бородинская битва, сдача Москвы с последующим ее сожжением, а затем и взятие Парижа явились переломным моментом.

Именно с этого, периода в России начинается эпоха формирования и доминирования Панславизма в качестве главенствующей идеологии, носителями которой стали Славянофилы.

Несмотря на то, что идеология Панславизма нашла благодатную почву в России, необходимо заметить, что эта идеология является политической производной, исторически враждебной по отношению к России идеологии, а именно Католицизма.

Идейным отцом панславизма был Юрий Крижанич — хорватский католический миссионер, иезуит. Он был выпускником греческого Коллегиума святого Афанасия, специально учреждённого Ватиканом для пропаганды унии среди последователей греческой веры.

Обратите внимание на модель борьбы – создается греческий Коллегиум для борьбы с греческой верой. Эта модель борьбы во многом актуально и применятся сегодня.

В 1659 году, записавшись на службу к царю Алексею Михайловичу, Крижанич прибыл в Москву. Но вскоре, за свою позицию в церковных вопросах, он был сослан в Тобольск, где написал свой главный труд – трактат «Политика», основным посылом которого было культивирование руссской национальной идентичности, а так же освобождение всех славянских народов от иноземного ига и их единения во главе с Россией[23].

Панславизм Крижанича предполагает формирование государства на основе славянской этнофилетической идентичности, а это значит, что в Панславизм, как в идеологию, заложен принцип разобщения от других народов. В то время, как в византийскую идеологию заложен противоположный принцип, принцип формирования государства путем объединения народов, на основе единой наднациональной общественно-политической идентичности.

Соответственно, по своей сути Панславизм был изначально противоположен византийской идеологии, то есть идеологии, которая сформировала Россию, путем объединения и интеграции народов, превратив её из периферийного государства в великую империю. Таким образом, Панславизм заложил в России необходимые предпосылки для разделения народов, а значит и самого государства.

 

Необходимо заметить, что в 18-ом веке, в России шел активный и что не маловажно, успешный процесс формирования российской наднациональной общественно-политической идентичности. Этот процесс был запущен Петром Великим, а его адептами были такие известные личности как М.В. Ломоносов, В.Н. Татищев, Н.М. Карамзин и др. Так М.В. Ломоносов в 1739 году заявляет о правилах российского стихотворства, а в 1755 пишет «Российскую грамматику» и говорит о «российском языке». В этот же период появляется термин «Россиянин».

Но после Отечественной войны 1812 года, ознаменовался переход от российской наднациональной идентичности к русской этнофилетической.

 

Коммунизм

События 1917 года, сначала Февральский переворот, а затем и Октябрьская революция ознаменовали появление новой идеологии в России – Коммунизма. Коммунизм унаследовал от своих предшественниц и реализовал в СССР, две противоположные модели. А именно в общественной сфере, от византийской идеологии была реализована модель формирования наднациональной советской идентичности, в то время как в административно-территориальном устройстве была реализована модель размежевания народов исходя из этнофилетической идентичности, заложенной Панславизмом.

В 20-ом веке обе эти модели проявили себя. Так при внешнеполитическом кризисе 1941-1945 гг., проявилась византийская идеология, когда наднациональная советская идентичность смогла победить внешнюю угрозу. А в 1991 году, при внутриполитическом кризисе, проявилась модель заложенная панславизмом, когда административно-территориальные единицы, созданные на основе единой этнофилетической идентичности, сами стали угрозой государству. Они преобразовались в суверенные национальные государства, ознаменовав тем самым распад СССР, который был закреплен в Беловежской пуще.

Во внешней политике, одним из следствий доминирования Панславизма явилось выпадание Греции из сферы интересов России и более того формирование негативного образа греков и Греции в среде русской элиты.

Степень этого негатива лучшим образом можно почувствовать в письме Великой княжны Ольги Константиновны, королевы Греции, которая в возрасте 16 лет вышла замуж за греческого короля. Эта женщина безгранично любила Россию, хоть и прожила большую часть своей жизни за её пределами. В письме  своему племяннику императору Николаю II, она пишет: «Скажи твоему милому старичку Бутовскому, что я с истинным удовольствием читаю его книгу об олимпийских играх; во первых оно очень интересно само по себе, а во вторых вся брошюрка написана в таком доброжелательном духе и беспристрастно, что мне особенно приятно, по[тому что] вообще у нас (в России — О.С.) принято бранить все греческое и видеть все в Греции с некоторой враждебностью»[24].

На балканском направлении ставка была сделана на Болгарию. Но уже в Первую мировую войну Болгария, страна, обязанная своей независимостью России, входила в Центральный блок и воевала против России. Во Вторую мировую войну Болгария вновь оказалась в стане противников России.

В то же время, начиная с Архипелагских экспедиций и до сих пор греки и русские воевали плечом к плечу и никогда друг против друга. В Крымскую войну со всех концов Греции собрались греки добровольцы и встали на защиту Православия и России. В ПМВ Греция и Россия были союзниками, как и во ВМВ Греция и СССР воевали против общего врага.

***

Подводя итоги эпохи Панславизма и Коммунизма, мы видим, что в действительности основная цель Панславизма, которой являлось освобождение славянских государств, выполнена практически на 100%, с той лишь разницей, что большая часть из них объединилась не со своим славянским собратом Россией.

Итогом доминирования Панславизма и Коммунизма является то, что территориально и идеологически Россия откатилась к началу 18-го века, к эпохе Петра Великого, то есть к эпохе пика расцвета византийской идеологии.

Заканчивая, хотелось бы, обратить особое внимание, на то, какой силой может обладать идея. Мог ли хорват католик Крижанич, предполагать, что его идея будет осуществлена его идеологическими противниками, православными русскими, в ущерб своей стране — России? Наверное, нет, как этого не могли предполагать и апологеты Панславизма в России.

Вот таким образом Панславизм, а точнее идея, заложенная в нем, повлияла на отношения России и Греции и конечно же непосредственно на историю России.

Именно поэтому очень важно какой будет Идея современной России. От того насколько она будет универсальной, зависит степень её восприятия, как в самой России так и за её пределами.

 

[1] Петрухин В.Я. Древняя Русь, IX в. — 1263 г. Москва: АСТ, 2005. С. 95

[2] Пренебрежение к истории Византии и ее наследию есть отречение от одного из родников древнерусской культуры, от своих корней. Ведь и само имя «Россия» –  именно в этой, греческой (византийской) форме впервые запечатлено в середине X века документально в сочинении императора Константина VII Багрянородного, деда великой княгини Анны, жены крестителя Руси Владимира Святого. Г. Литаврин. «Византия и Русь». Журнал «Наше наследие», 1992, № 25, с.3-5.

[3] Ключевский В.О., Лекции по русской истории, Ч.1, СПб, Тип. Киршбаума, 1902, С.303-304.

[4] Ключевский В.О., Лекции по русской истории, Ч.1, СПб, Тип. Киршбаума, 1902, С.274-276.

[5] Русский биографический словарь, Т.10, СПб, Тип. Глав. Упр. Уделов, 1914, С.500-501.

[6] Смирнов С.К., История Московской Славяно-Греко-Латинской Академии, Москва, Тип. Готье, 1855, С.10-11.

[7] «Латиницу называли «алфавитом революции»»

[8] Николопулос И.А., Греки и Россия, изд. Алитея, 2007, С.9-25.

[9] Кондараки В.Х., Универсальное описание Крыма. В память столетия присоединения Крыма: в 10 т. СПб., 1875, Т.4, С.78.

[10] Арш Г.Л., Иоанн Каподистрия в России, 1809-1822. Алитея, СПб., 2003, С.39.

[11] Пушкин А.С. в воспоминаниях современников., Ф.Ф. Вигель, Из «Записок»., Т.1., Изд. Худ. Литература, Москва, 1985, С.224;

[12] Публикация Г. Арша полностью подтверждает свидетельство Ф.Ф. Вигеля об участии статс-секретаря Каподистрия в хлопотах, приведших к смягчению участи Пушкина. По представлению Каподистрия И.И. Инзов был назначен наместником Бессарабии, и по его же инициативе срочную депешу, об этом ответственном назначении поручено было везти Пушкину. Каподистрия же составил официальное письмо к И.И. Инзову с просьбой принять Пушкина под свое покровительство и благосклонное попечение.; он же выхлопотал решение о выдаче Пушкину 1000 рублей на дорожные расходы (ЛГ, 1972, 31 мая, № 22).

[13] Черейский Л.А., Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999, с. 105-106.

[14] Καρολίδης Π., Σύγχρονος Ιστορία των Ελλήνων και των λοιπών λαών της Ανατολής απο 1821 μέχρι 1921, τομ. Δ, σελ. 452, Αθήναι 1925.

[15] Греческий легион в Севастополе. Картина неизвестного художника. Музей Бенаки. Афины.

[16] РГИА, Фонд 1284, Опись 55, Дело 42.

[17] Арш Г.Л. Греческая культура в России: XVII-XX вв. Российская академия наук, Ин-т славяноведения, 1999. С. 44; Александр Яковлевич Стурдза (1791—1854), служил в России в Министерстве иностранных дел, был автором многочисленных книг религиозного и политического содержания.

[18] Церахто И., Я любил тебя Россия. Записки русского грека. М., 2004. С.4;

[19] http://www.pewglobal.org/2017/11/07/europe-north-america-publics-more-supportive-than-experts-of-direct-democracy/

[20] Richter H., Η Μάχη της Αθήνας (Δεκέμβριος 1944) και ο ρόλος των Άγγλων: — Από την Αντίσταση στον Εμφύλιο πόλεμο (Συλλογική εργασία), εκδ. Λιβάνης – «Νέα Σύνορα», Αθήνα 1982, σ. 135

[21] Ржешевский О., Сталин и Черчилль, М. 2004, стр. 420

[22] Шубинский С. Н. Исторические очерки и рассказы, 6-е изд., СПб., 1911, С. 44-51.

[23] Русское государство в половине XVII века. Рукопись времен царя Алексея Михайловича (т. 2. М., 1859-1860), стр. 115-116.

[24] Соколовская О.В., Греческая королева Ольга Константиновна – «Под молотом судьбы», Москва, 2011, стр. 39//ГАРФ. Ф. 660 Оп. 2 Д. 231. №17. Боржом 5/18 Сентября 1901.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *